Интервью: Брайан Рот

Bryan RothБрайан Рот (Bryan Roth), один из основателей и ключевых сотрудников Groundspeak. Интервью немецкому геокешерскому сайту cachingwelt.de, 2 февраля 2013 г. (youtube.com/watch?v=ZTOW6iT_N0k). Перевод с английского.

– Как получилось, что вы стали одним из основателей geocaching.com?

– Я был адвокатом в Нью-Йорке. Вел дела, связанные с недвижимостью. Жил в Нью-Йорке и определенно чувствовал, что там нет настоящей возможности выезжать на природу. В конце 1998 года я переехал в Сиэтл. По пути туда застрял в Колорадо на три месяца: практически каждый день занимался сноубордингом и одновременно готовился к экзамену по юриспруденции. Он нужен, чтобы получить лицензию в штате Вашингтон. Я прошел экзамен и занялся поиском работы. Откровенно говоря, мне не хотелось быть типичным юристом, ходить в суды и все такое. Я нашел маленькую "дот.комовскую" компанию. Они уже смогли заработать немножко денег, занимаясь продажей мужской одежды через интернет в конце 90-х. Я устроился туда. Один из самых старых сотрудников был Илайас Элворд (Elias Alvord). Он поддерживал "железо", отвечал за сети, за вопросы безопасности, телефонную связь, в общем, за всю технику. Примерно через полгода в компанию пришел Джереми (Jeremy Irish). Его пригласили, чтобы сделать веб-сайт. Между нами установились хорошие отношения. Я занимался всеми юридическими вопросами, например, отвечал за контракты, Илайас возился с техникой, а Джереми программировал для веб-сайта. Один из наших друзей, Майкл Шмидт, получил на день рождения в подарок GPS-навигатор. Он принес его в офис и привлек всеобщее внимание. "Эй, смотрите, какая штука!" Это был маленький желтый Garmin eTrex. Джереми схватил его и был по-настоящему впечатлен. Он бродил туда-сюда, а на экране маленький человечек бродил вместе с ним. "Ого, это действительно круто! Интересно, к чему это можно приспособить?" Джереми порылся в интернете и нашел конференцию, в которой шло обсуждение новой игры в "пряталки" с помощью GPS. Он вернулся к нам и рассказал о своем открытии: "Там ищут тайники с помощью GPS, это все только начинается, я тоже хочу попробовать найти тайник". Ему удалось убедить свою жену, выделить деньги из семейного бюджета на GPS-навигатор. А потом он и вправду отправился куда-то и нашел свой первый тайник. Когда Джереми вернулся, он рассказал, что дело не обошлось без проблем. У него не хватило питьевой воды, машина не была приспособлена для дорог, которые он выбрал. В общем, все оказалось непросто. Но когда он нашел тайник, то сказал нам: "Да, это действительно что-то особенное. Я был в совершенной глуши, и вдруг нахожу то, что было спрятано специально для меня..." Джереми сказал Илайасу и мне: "Думаю, я могу сделать веб-сайт, чтобы в эту игру было проще играть". Мы ответили: "Ну, что ж, звучит неплохо, развлекайся". Он потратил энное время и сделал первую версию geocaching.com.

– Это было в конце 2000 года?

– Сайт заработал в сентябре 2000 года. 3 сентября, может быть. Я точно не помню, в самом начале месяца. Игроки стали использовать веб-сайт. Об этом увлечении написала "Нью-Йорк Таймс". А потом статья появилась на Slashdot.com. Трафик рос, Джереми обратился к Илайасу и мне: "Знаете, это замечательное хобби, у него интересная перспектива. Я подумываю создать компанию. Чтобы защитить себя, например, от рисков ответственности, если кто-то получит травму, и все такое. Я могу программировать, Илайас – заниматься сетью и "железом", а ты, Брайан, всеми юридическими и коммерческими вопросами. Мы втроем можем сделать практически всё. Но не для прибыли. Это хобби. Мы ведь все любим проводить время на природе, и технологии тоже любим". Мы согласились. С коммерческой стороной поначалу было не очень хорошо. Во второй половине 90-х мало кто принимал всерьез интернет в этом смысле. Были нужны деньги. Мы занялись продвижением чужих проектов, работали на маркетинговую фирму. Делали сайты для таких компаний, как Starbucks. Там еще была работа по распространению всякой сувенирки, футболок-бейсболок... Джереми занимался всем этим год, может быть, полтора, а Илайас почти два года. Но геокешинг развивался и требовал все больше времени. Тогда мы собрались, и Джереми сказал: "Нужно что-то придумать, как-то зарабатывать деньги, чтобы можно было заниматься поддержкой геокешинга, ни на что не отвлекаясь". Мы ввели премиум-аккаунты и обратились к сообществу геокешеров: "Пожалуйста, помогите нам поддерживать игру. Если вы станете премиум-участниками, мы сможем больше и лучше работать над сайтом. Мы будем добавлять новые функции, и вы получите к ним доступ. Так что, пожалуйста, поддержите нас".

– Когда это произошло?

– Мне кажется, в 2002-м... я не вполне уверен. В тот же месяц довольно много людей заплатило по 30 долларов. Мы были очень воодушевлены: "О, у нас вышло!" В следующий месяц получили немножко больше и решили официально оформить на работу Джереми. Через шесть месяцев смогли "нанять" Илайаса. Что касается меня, то я занимался маркетингом еще целых пять лет перед тем, как перейти на работу в Groundspeak. Нам приходилось работать по вечерам, по ночам и в выходные, чтобы поставить компанию на ноги, чтобы мы могли быть там сотрудниками на полную ставку. Вот так этот бизнес и начался.

– Выходит, вы работаете на полную ставку в Groundspeak с 2006 года?

– Да, похоже на то. 2006 или 2005-й... Моему сыну сейчас семь... значит, скорее, с 2005-го. Я устроился на полную ставку незадолго до рождения сына, потому что я уже не мог совмещать две работы. Жена была готова меня убить.

– Чем вы, главным образом, занимаетесь сейчас?

– Помогаю управлять компанией. Производить разные операции. Я работаю с отделом кадров, с финансовым отделом. Фактически, я работаю со всеми отделами Groundspeak, помогаю им поддерживать и развивать компанию, сообщество.

– Юридические вопросы тоже?

– Да, я по-прежнему занимаюсь множеством юридических вопросов, но теперь у нас есть собственный юрист в штате. Мы пригласили ее почти год назад. И это замечательно. Это изменило мою жизнь в лучшую сторону, потому что работы было очень много, я в одиночку с ней просто не справлялся. Сейчас легче. Она занята делами по горло. Мы часто беседуем, и она говорит: "Как ты мог заниматься всем этим один, да еще тем и сем впридачу?" А я отвечаю: "Если честно, я не мог". Но вместе мы справляемся.

– Прошло уже 12 лет, и...

– Да, действительно, больше 12 лет. Это просто замечательно. Для меня комбинировать технологии и занятия на природе – замечательно. Но еще больше радует то, что мы меняем жизнь людей по всему миру. В позитивном смысле. Мы предлагаем нечто увлекательное, возможность пораскинуть мозгами, завести новых друзей, общаться в сообществе. Это – лучший вид успеха. Люди иногда спрашивают: "Как вы почувствовали, что обрели успех?" Я впервые почувствовал это году примерно в 2003. Мы получили письмо от геокешера. Он писал: "Я отец, у меня 16-летняя дочь, это вся наша семья. В последние пару лет нам было очень трудно общаться друг с другом. Она тинейджер, я отец, она девушка... в общем, трудно. А потом мы узнали про геокешинг. Мы больше времени проводим вместе, выбираемся на природу вместе. Геокешинг изменил мои взаимоотношения с дочерью. Спасибо, Groundspeak". Мы подумали: "Ого! Если мы можем добиться такого для одного человека, то можем и для большего числа людей. И это то, чего бы нам хотелось. Это здорово, по-настоящему здорово.

– У вас хватает времени на геокешинг, собственно игру, как бы вам хотелось?

– Нет, не хватает. Я люблю геокешинг, но... Иногда по работе я отправляюсь в поездки, например, в Германию, а в октябре был в Новой Зеландии, а еще в Финляндии, Дании, Бельгии, Люксембурге... Я встречаюсь с геокешерами, и когда это происходит, они обычно говорят: "О, вы должны посмотреть на этот кеш!" У меня немного найденных тайников, но те, что найдены, по-настоящему хорошие, и они по всему миру. Мой семилетний сын любит геокешинг. Иногда мы выбираемся вместе. Например, в эти выходные, когда моя жена уезжала. Вообще геокешинг – то, чем я занимаюсь каждый день. Бывает, возвращаюсь домой поздно вечером, и все, на что остаются силы – устроиться на диване и поиграть в Xbox, поужинать с женой. А  непосредственно игра – на это времени почти нет. В основном, когда путешествую.

– Говоря о разных странах, какие из них вы считаете самыми активными в геокешерском смысле?

– Германия. Совершенно точно. Одна из самых активных стран, если не самая активная в мире. Соединенные Штаты, конечно. В Европе много стран, которые очень, очень активны.

– Чешская Республика?

– Да, верно. Я бы сказал, "Топ-3" это Германия, Чешская Республика и США. Думаю, так будет правильно. Ну, Великобритания тоже очень активна. И Швеция.

– Да, Швеция, точно.

– Я как-то был на мега-встрече в Швеции. Она называлась "Fumble After Dark". Это единственная мега-встреча, когда весь геокешинг происходит ночью. Каждый год она проводится в новом месте, и я не знаю, где будет в следующий раз. Людей было много, я бы сказал, порядка 700 человек. Кажется, было спрятано больше ста тайников в окрестных лесах. У всех участников были фонарики, они получили задания и отправились в лес. Там оказалось немало интересных электронных штучек... в общем, люди потратили массу времени, чтобы сделать действительно уникальное мероприятие. Гетеборг, вот куда я приезжал. Да, там правда увлекаются геокешингом. Как и многие геокешеры в разных странах мира, эти ребята чрезвычайно креативны. Они приносят в игру свою увлеченность, это замечательно. В своей работе я люблю видеть, как люди играют в геокешинг по всему миру.

– За последние 12 лет веб-сайт, премиум-членство, разные функции – все это постоянно развивалось. Какие новшества ждут нас в 2013 году?

– Если не вдаваться в функциональные тонкости, думаю, общее направление – упростить людям знакомство с игрой. Когда человек втягивается в игру, мы хотим обеспечить ему условия использовать свою креативность, вкладываться в развитие геокешинга, создавать хорошие тайники. Думаю, предстоит поработать над качеством. Вы в Германии это понимаете, наверное. Как "высветить" действительно хорошие тайники. Как мотивировать владельцев слабых тайников архивировать их, чтобы другие люди могли создавать лучше. Как сделать геокешинг более увлекательным, более интерактивным. С распространением смартфонов у нас появилась возможность шире делиться опытом в мультимедийных форматах, информацией о креативных тайниках. Мы стараемся использовать технологии. Сегодня уже необязательно что-то скачивать, а потом отправляться за тайниками. Это уже изменилось: вы можете приехать в чужой город, ничего заранее не планируя, включить свое устройство и сказать: "Покажи, что тут есть". Игра меняется. Мы должны думать над тем, как использовать эти устройства для обмена креативным опытом. Это одна из наших главных тем.

– Смотрим в будущее, да?

– Да. Это требует времени, требует ресурсов. На рынке полно компаний, которые хватаются за такие идеи: "О, давайте выжмем из этого побольше денег, чтобы каждый из нас мог после выхода на пенсию отдыхать на карибских пляжах и наслаждаться коктейлями". Мы никогда не разделяли этот подход. Мы никогда не принимали никаких инвестиций со стороны. Мы опираемся на поддержку сообщества, на его вклады, чтобы развивать игру. На премиум-аккаунты, на продажу геокешерского ПО, на доходы от сувенирки. Вот наша база. Благодаря сообществу мы не должны подчиняться кому-то другому. Никто не может прийти и сказать: "Довольно, обойдемся без базовых аккаунтов, давайте зарабатывать больше, больше денег!" Мы не зациклены на идее получить больше. Наша задача – получить столько денег, сколько нужно для поддержки игры, чтобы реализовать запланированное. И пока мы остаемся независимыми, мы можем действительно отвечать интересам сообщества, а оно нуждается в поддержке. Мы не допускаем, чтобы к геокешерскому сообществу относились как к инструменту для извлечения прибыли. Такое может случиться, и наша задача – не допустить, чтобы это произошло. Мы опираемся на сообщество. Если завтра каждый участник сообщества скажет: "Эй, я больше не хочу премиум-аккаунт!", для нас наступят тяжелые времена. Но, к счастью, насколько я могу судить, очень многие люди во всех концах мира ценят нашу работу. Мы пытаемся сделать так, чтобы они продолжали нас ценить и поддерживать. У нас по-настоящему классная команда разработчиков, которые сильно мотивированы для того, чтобы сделать что-то действительно качественное. Улучшать компанию – значит лучше помогать сообществу. Мы с Джереми часто это обсуждали. Сегодня его нет здесь со мной, у него другие дела, но вообще мы не раз говорили друг другу: "Сейчас самое интересное время для геокешинга. Никогда не было так круто. Сейчас уже не надо идти и покупать GPS-навигатор за 600 долларов, чтобы только поиграть. У многих людей GPS встроен в телефон. И программа за 10 долларов. Дороговато для программы. Хотя если сравнивать с GPS-оборудованием, это вообще не деньги. Но ведь есть и бесплатные приложения. Мы вкладываемся в это. Люди могут попробовать бесплатно, и если им понравится, может быть, решат поддержать нас, чтобы мы делали программу еще лучше.

– Креативность в тайниках нередко выражается в необычных конструкциях. У нас в Германии это порой вызывало конфликты. Охотники, лесничие, защитники природы. Например, создатель тайника пристравает оригинальный контейнер на дереве, а кому-нибудь это не нравится. Groundspeak в курсе таких конфликтов? Случается ли подобное в США и других странах?

– Если кратко – да. Мы хорошо знаем о таких ситуациях. В частности, в Германии, но не только. Исторически, я думаю, вопрос звучит так: "Кто принимает решения на этой земле?" Я знаю, что, например, в США возникают трения с горными байкерами, любителями снегоходов, охотниками. Геокешинг – относительно новое явление, и нужно искать общий язык с другими. Некоторые люди считают: это мое хобби, не суйся никто туда, где я играю. Тут же находится другой: "Эй, нет, это мое хобби, оно другое и единственное!" Думаю, разрулить это можно только в диалоге. Успех зависит от желания сотрудничать. В Германии за последний год мы добились в этом заметного прогресса. Например, в прошлом году была конференция владельцев собак охотничьих пород, организаторы которой пригласили и нас.

– Я слышал об этой конференции.

– Мы отправили на нее одну из наших сотрудниц. Раньше она была волонтером, ревьюером и вообще участником сообщества на протяжении порядка 10 лет.

– А как насчет охоты?

– Да, она была знакома с этим делом. Так вот, мы отправили ее, плюс конференцию посетило несколько геокешеров из самой Германии. Они общались с участниками, выслушивали их соображения, а те, в свою очередь, интересовались тем, что волнует нас. Мы рады взаимодействовать со всеми заинтересованными сторонами, чтобы найти нужный баланс. Когда я говорю "баланс", то не имею в виду, что охотники должны перестать охотиться на этой земле. Или, наоборот, что геокешеры должны прекратить игру. Решение где-то посредине. Как сделать, чтобы не страдала природа, чтобы не сбрасывать со счетов животных, и, конечно, поддерживать определенный уровень уважения к владельцам земельных участков. И здесь, в США. Если владелец участка приходит к нам и говорит: "Я нашел тайник на своей земле, он мне тут не нужен!", а мы будем отвечать в духе "Да ладно, пусть лежит, это же геокешинг, это классно" – в перспективе нас ждут большие проблемы. Мы должны сотрудничать и быть внимательны к чужому мнению. Мы говорим: "Раз это ваша земля, и вы не хотите тут геокешинга, хорошо. Мы постараемся сделать так, чтобы тайников на вашей земле не было". Но представьте ситуацию. Это ваша земля. На ней парк. Вы говорите: "Я только что узнал о геокешинге, и мне не нужны здесь никакие тайники!" –  "Хорошо, а вы хотите, чтобы люди посещали ваш парк? Семьи с детьми? Чтобы они приезжали и радовались возможности погулять на природе? Чтобы здесь могли отдохнуть пожилые люди? Если это ваша цель, давайте попробуем сделать так, чтобы геокешинг вам помогал. Чтобы люди не просто приезжали, но и учились тому, как бережно относиться к природе. CITO и все в этом духе". Думаю, только через такой диалог мы можем решать подобные вопросы. К примеру, после упомянутой конференции наши волонтеры взаимодействовали с организаторами и землевладельцами. Только вчера я разговаривал с этими кешерами по Скайпу. Через две недели состоится следующая "охотничья" конференция. Они снова туда собираются. Мы отправляем им сейчас материалы, мы будем продолжать этот диалог. Один из кешеров сказал мне: "Это одно из лучших дел, которое нам удалось в прошлом году. Сейчас мы установили нормальные контакты, можем вести конструктивный разговор. Раньше мы даже не знали друг о друге". Первый шаг – познакомиться, узнать больше о том, что волнует собеседника, какие у него цели, а потом мы можем поговорить и найти решение. Почему в Германии больше подобных сюжетов? Я думаю, потому что в целом Германия так активна в смысле геокешинга. Мы смотрим на Германию как на "лидера в забеге". Пройдет время, и что-то подобное произойдет в других странах по всему миру. Мы стараемся понять, как с этим быть. И еще: без помощи волонтеров, которые неравнодушны к геокешингу, которые стараются сделать эту игру лучше для сообщества, для себя, для своих детей – без усилий этих людей у нас бы ничего не вышло.

– Вы говорили о диалоге. Сейчас идет большая дискуссия, и критикуют вот что. Когда владелец земельного участка не хочет, чтобы у него на земле был геокешерский тайник, он обращается, например, к ревьюеру, и это не очень похоже на диалог. Ревьюер сообщает владельцу тайника, мол, у нас есть правила, их нужно соблюдать. Я не знаю, что происходит потом...

– Это большая проблема. Нужно быть готовым к разговору. "Я не хочу, чтобы тайник был на моей земле!" – "Ага, тайник, ну и что же, давайте это обсудим..." – "Нет, нет, нет, просто уберите его!" – если разговор идет в таком русле, владельцы земли могут вообще обратиться к кому-нибудь другому. Например, пожаловаться правительству: "Они плохие, они не слушают". Думаю, будет честным признать: баланс, которого мы достигли к сегодняшнему дню, не идеальный. Вероятно, тут есть что изменить. Мы работаем. Это процесс. Здесь нет какого-то переключателя, щелк – и ОК, теперь все так, как должно быть. Мы хотим быть уверены, что и владельцы земли, и геокешеры довольны. А сейчас что? Допустим, я заложил тайник, правда, не совсем там, где ему дозволено быть. Но всем этот тайник нравится, все довольны. А потом приходит владелец земли и говорит "Уберите это!" – но тогда и я расстроен, и другие геокешеры. Можно ли найти лучшее решение? Это действительно серьезный вопрос, мы продолжаем над этим думать. Сейчас я не могу дать какой-то простой ответ. Мы не хотим расстраивать ни геокешеров, ни землевладельцев. Нужно найти компромисс.

– Думаю, одна из проблем заключается в том, что землевладелец толком не знает, кто отвечает за конкретный тайник. Google выдает мой веб-сайт по немецкому запросу "геокешинг" на первой странице...

– Мои поздравления...

– ...и я получаю электронные письма от владельцев земельных участков: "На моей земле играют в геокешинг, прекратите это". Пишут мне, хотя я никоим образом не отвечаю за эти тайники. Пытаюсь им это объяснить. Одновременно стараюсь связаться с владельцем тайника, поскольку могу его отыскать через geocaching.com. Отправляю ему личное сообщение. Думали ли вы над каким-нибудь решением? Скажем, назначить специальное контактное лицо для разруливания таких вопросов? Может быть, горячую линию, по которой можно позвонить и узнать, кто отвечает за тайник?

– Да, конечно. Вполне. Что есть сейчас? На сайте – страница с информацией для владельцев земельных участков и для правоохранительных органов. Если у них возникают вопросы – пожалуйста, вот адрес email для вопросов. У нас есть команда, чтобы реагировать на такие обращения. Как минимум один из членов этой команды говорит по-немецки, так что он вполне может ответить. Мы обсуждали с ревьюерами, как отвечать на такие запросы. Может быть, эту работу стоит лучше систематизировать. Вот, например, какая проблема. Если мы закладываем тайники, то стараемся, чтобы все нашедшие тайник понимали, что такое геокешинг. Но бывает, люди сообщают: "Эй, я нашел тут у себя непонятную коробку! Кто-нибудь, уберите ее!" Нам нужно больше информации. А землевладельцу приходится делать больше работы. Но мы не хотим нагружать его сверх меры. Это раздражает. Как найти баланс? Мы можем сказать владельцу: "Не нужно тратить никакие деньги, создавайте на нашем сайте бесплатный аккаунт, вот владелец тайника, напишите ему письмо, или напишите нам, одно из двух, а мы уже разберемся..." Но если владелец отвечает: "Я не хочу ходить на сайт, просто уберите тайник" – задача становится немного сложнее. А потом они пишут вам, Йоргу Бертраму... вы знаете Йорга?

– Да.

– Пишут ему, и так далее. Мы работали с geocaching.de, когда этот сайт функционировал, и даже с opencaching.de. Мы говорили: если вам звонят, отправляйте к нам, мы разберемся. Если человек находит тайник и решает позвонить именно нам – что тут поделаешь? В идеале было бы хорошо, если бы он звонил напрямую владельцу тайника. Такое случается, довольно часто. Но если уж вы позвонили нам, то знайте: у нас есть команда, которая получает зарплату за то, что разбирается с такими проблемами.

– Страница на сайте, о которой вы говорили, есть на немецком языке?

– Не уверен. Думаю, да, она есть и на немецком.

– Надо проверить.

– Одно из достижений, которого мы достигли к этому году и которым очень гордимся: 90 процентов сайта локализовано на немецком и на 10 других языках. В начале прошлого года мы поставили перед собой задачу добиться этого. Буду весьма удивлен, если страницы, о которой мы тут говорим, нет на немецком.

– Мой опыт показывает, что иногда, работая с geocaching.com на немецком языке, щелкаешь по ссылке и получаешь текст на английском. По-моему, это происходит довольно часто. Вы работаете над этим?

– Мы очень много работали над этим в последний год. Если вы по-прежнему сталкиваетесь с такими вещами, то есть, видите страницу на английском, которая, по-вашему, должна быть на немецком, отправьте нам ссылку. Мы всегда стараемся искать решения для таких проблем. Исправим.

– Говоря о международной работе, хочу спросить: планируете ли вы создавать отделения в других странах, наиболее активных? В частности, в Германии? Будет ли здесь такой офис, чтобы решать вопросы на местном уровне? Не с американскими сотрудниками, а с немецкими?

– Да, разумеется. Это несколько трудно, требуются определенные деньги. Но это одна из наших целей – закрепить свое присутствие в Европе. Я пока не знаю точно где, но очень хотелось бы иметь хотя бы один офис в Европе. Может, в Германии или Великобритании. Мы сейчас активно работаем над этим. Вопрос не решится в ближайшие полгода. Может быть, в следующем году. Может, в течение двух лет. Но ответ на ваш вопрос – да. Я буду очень рад. Я люблю путешествовать через океан. И я буду рад увидеть здесь HQ-тайник. Как минимум.

– Что вы ждете от будущего? Как вы видите геокешинг, скажем, через пять, десять, двадцать лет?

– Десять или двадцать лет – понятия не имею! Будущее во многом зависит от развития технологий. Миллионы людей по всему миру, креативных личностей, ищут возможности обмениваться опытом. С чего начиналось? Один человек закладывал тайник и писал: "Приезжайте, получите удовольствие, это прекрасное место!" Кто-то приезжал, находил кеш, отвечал: "Да, это было замечательно, спасибо за тайник!" Потом появились многошаговые тайники, тайники-загадки. Решите математическую задачку, разгадайте ребус. Потом появились тайники типа "Операция Крокодил" в Германии... знаете такой?

– Кажется, он уже в архиве.

– Верно, сейчас в архиве. Ночной тайник. Шесть часов на прохождение. Захватывающая история. Вам предстояло действовать как шпион, следить... да, это было настоящее приключение. Как Индиана Джонс, практически ролевая игра. Смотря в будущее, мы хотим дать людям больше возможностей создавать еще более захватывающие приключения для других. Пять лет, говорите вы? Может, я приду в какое-то незнакомое место, включу смартфон и скажу: "Geocaching.com. Что тут интересненького?" Мы никогда не будем компанией, которая ответит: мол, вот ресторан, вот автозаправка, а вот так вам нужно ехать, если собираетесь навестить свою бабушку. Это не наша задача. Наша миссия – доставлять удовольствие, доставлять приключение. Наша цель как компании – сделать так, чтобы вы, кто бы вы ни были в этом мире, смогли получить доступ к приключенческим играм. С вашей командой, друзьями, семьей, дедушкой, бабушкой. Вот чем мы хотим заниматься. В определенном смысле мы этим и занимаемся. И это замечательно. Сейчас в мире почти два миллиона тайников. Два миллиона приключений! Некоторые люди готовы идти пешком два дня с ночевкой только чтобы добраться до одного тайника – это их приключение. Другие мечтают выехать на трассу и найти за сутки тысячу тайников. Мчаться, выскакивать, брать тайник, у них целая команда... и это их приключение. Не наше дело как компании – решать, что называть приключением для каждого. Наша задача – обеспечить, чтобы люди, которые хотят создавать приключения, имели аудиторию. А люди, которые ищут приключений, имели доступ к тому, что создано. И если посмотреть на развитие технологий, год за годом, мы получаем все больше и больше инструментов, огромный инструментарий для создания приключений. Мы хотим, чтобы эти инструменты были более совершенными. Доступными для тех, кто хочет создавать приключения и участвовать в них.

(Фото: geocoins.info)

Материалы: